Арена

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Арена » Надземная часть » Кабинет директора «банка» / распорядителя игр на Арене


Кабинет директора «банка» / распорядителя игр на Арене

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Кабинет директора «банка» занимает поистине гигантскую комнату с высокими потолками и огромными окнами, скрытыми за тяжелыми и длинными портьерами. Массивный стол с десятком пододвинутых к нему кресел практически теряется на общем фоне стен, обитых темным деревом, равно как и многочисленные шкафы, уставленные редкими книгами. Золотая инкрустация тускло сияет в каминном пламени, но не это добавляет кабинету тепла и уюта, скорей даже наоборот. Суровая надменность всего здания в этой комнате ощущается  куда больше, чем в остальной части Колизея.
Перед массивными двухстворчатыми дверями на полу раскинулась гигантская шкура какого-то зверя, а на стенах развешаны гобелены и дорогостоящая коллекция оружия. Поговаривают, что все это знаки признательности директору за оказанную помощь некоторого рода.

Кроме этого, кабинет примыкает к личным покоям директора - проход скрывается за весьма непритязательным на вид гобеленом, но проникнуть в комнаты распорядителя непросто - защита может  банальна и не нова - откуп кровью владельца - но все же весьма действенна.
По сравнению с образцовым порядком кабинета, в этих комнатах царит невообразимый хаос, отвечающий мыслям хозяйки - стопки многочисленных фолиантов и гремуаров, в перемешку с листами пергамента, лежащие прямо на пушистых коврах. На полу возле низкой оттоманки стоит прозрачный стакан и бутылка, наполненная темно-красной жидкостью. Из-за того, что хозяйке иногда бывает некогда найти подходящую жертву, в покоях есть несколько тайников с запасами крови.
Темные занавеси беззастенчиво скрадывают и без того тусклый свет свечей и камина, милостиво опуская на комнаты постоянную завесу полумрака, скрывающую остальные элементы убранства - шкафы, широкая кровать, на которой обычно свалены цветы от "восторженных" поклонников. Личным пространством самой хозяйки считается окно с широким подоконником, откуда открывается завораживащий вид на городские улицы.

0

2

В столь ранний час здание было еще погружено в мрачную тишину и казалось совершенно вымершим. Только тихий шелест резко выделялся из общей безмятежности – Доминик, лениво откинувшись на спинку высокого и вычурного кресла, медленно, почти нехотя  перелистывала незаконченный список ставок на будущие битвы. Его стоило подправить и создать больше острых моментов, выдвинуть какую-нибудь темную лошадку, нагнести нездоровый азарт… Тонкие пальцы оторвались от бумаг и подняли бокал, наполненный темно-красной жидкостью, маслянисто скользнувшей по стеклу. Пес насторожился, мгновенно отреагировав на движение хозяйки, и с укоризненным вздохом положил голову обратно на её колени. Второй проявил большую сдержанность, хотя вампирша подозревала, что Тико просто отправился на очередную прогулку по Арене.
Кроме того, Ника предчувствовала скорое появление одного из игроков – лорда Макса, отличавшегося особой настырностью и утомительной пунктуальностью.
Этот жеманный боров однажды томно пропыхтел, что смеет надеяться когда-нибудь застать Доминик не в кабинете, а в обстановке, более располагающей к личным беседам. В тот вечер ей стоило огромных трудов не расхохотаться ему в лицо, и польщенный толстосум расценил затянувшееся молчание, как невысказанное одобрение. Вот и лез вон из шкуры, чтобы воплотить мечты в жизнь.
- Сменил бы парфюм сначала, - сморщилась Ника, уловив, как знакомый и тошнотворный запах духов, в которых лорд Макс, наверное, купался, так и высокий дребезжащий голос, которым человек настойчиво выкликал её имя. Тяжелая дверь кабинета широко распахнулась, впуская внутрь тяжело дышавшего мужчину и, - Доминик призвала на помощь всю свою выдержку – его мерзкую писклявую псину.
- Дорогуша! – фамильярно пропел человек, не утруждая себя следовать этикету, и засеменил к столу, размахивая собачонкой, прижатой локтем к атласному жилету. – Вы с каждым днем все хорошеете. – цапнув руку девушки, лорд Макс припал к ней, всеми силами стремясь продемонстрировать Доминик свое расположение. Но отчего-то, несмотря на все его ухищрения, казалось, что перед собой он видит не ладонь, а, по меньшей мере, свиную ляжку.
-Эти звери опять тут? – визгливо вскрикнул он, наконец, закончив свое «приветствие» и брезгливо отодвинулся в сторону от заворчавшего пса – Милочка, как вы только не боитесь этих жутких и страшных монстров?! Вот посмотрите на мою Фифи, - толстяк поставил трясущуюся собачонку на столешницу, - милая, добрая и отзывчивая, и намного меньше этих чудовищ, - Доминик незаметно для распинающегося человека, положила ладонь на вздыбленный загривок, успокаивая возмущенного питомца.
- Тише, тише, - прошептала она, лукаво усмехаясь, - когда-нибудь ты перекусишь этой милой и пушистой крысой… Потерпи.
- А ест-то как мало, - продолжал лорд Макс, окончательно и бесповоротно забывшись.
- Достойное животное, - пробормотала Доминик, прерывая поток малосвязанных слов, - и, конечно же, стоит потраченных на нее трех сотен монет золотом.
Казалось, что из ее собеседника разом выпустили весь воздух, и Ника с возрастающим удовольствием заметила страх, мелькнувший в поросячьих глазах, осевшего в кресло человека. Повисла тревожная пауза, нарушаемая только скрежетом когтей Фифи по дереву.
- Неужели я угадала, - притворно удивилась Доминик, понимая, что через минуту такого молчания, можно будет относить хладный труп аристократа в фамильный склеп. – Право слова, монсеньор, назвала первую пришедшую в голову цифру. Так что же привело вас в мою скромную обитель?
Лорд Макс вздрогнул, вспомнил о том, как правильно дышать и кривовато усмехнулся, промокая вспотевший лоб платком.
- Прелестница, - пробормотал он, - порой вы меня пугаете своими знаниями… и догадками. Я никогда бы не купил собаку за такие деньги, помня о своем… долге перед вами. – Доминик согласно кивнула, делая вид, что поверила столь явной лжи. – А привело меня непростое любопытство.
- И что же тогда? – без особого интереса спросила Ника, прекрасно понимая, что от нее жаждут получить.
- Ставки на предстоящую драку, - лорд беспокойно оглянулся и попытался придвинуться ближе. – Вы же позволите презренному рабу вашей красоты взглянуть в них. Одним глазочком и всего лишь на мгновение. И я буду молчать как могила.
«Кто бы сомневался», - подумала Доминик, - «только, к сожалению, не сегодня» - и покачала головой, печально улыбнувшись.
- Монсеньор, вы же не хуже меня знаете, заветы моего папеньки, которые неукоснительно соблюдаются и впредь, – в темных глазах вампирши замерцали непрошенные слезы «безутешной» дочери. Да, старик Раймонд воспитал достойную преемницу своих дел – на лице лорда отразилось досадливое понимание и разочарование. Доминик глубоко вздохнула, якобы с трудом совладав с собой, и поднялась с кресла.
- Так что простите, монсеньор – интересующие вас бумаги прибудут к вам как обычно, за три дня до назначенного праздника. – лорд кивнул, и вновь страстно поцеловал руку вампирши и, рассыпавшись в благодарностях, вышел вон. Чуть было, не обрадовав, Рея оставленной закуской – увидев медленно поднимающего пса, Фифи истошно взвизгнула и устремилась к дверям кабинета, заливаясь истошным лаем и оскальзываясь на паркете.
Убедившись, что гость удалился, Доминик вытащила из кармана платок и, брезгливо морщась, вытерла руку.
- Все как обычно… - усмехнулась она, ласково почесав Рея за ушами. –  Голословные заявления и пустые карманы – жду, не дождусь, когда можно будет избавиться от него навсегда.

0

3

Робкий язычок огня испуганно жался к обуглившемуся фитилю, заполошно вздрагивая от каждого движения воздуха - подперев щеку одной рукой, Доминик медленно рисовала в воздухе замысловатые узоры, не позволяя ни пламени погаснуть, ни перу затлеть. Явление лорда Макса "народу" отбило у нее всяческое желание продолжать сегодня работать - раз прибыл один, значит, скоро могут прибежать остальные, как пчелы на мед. И зачем давать им лишнюю возможность "одним глазочком заглянуть" в заветные бумаги? Конечно бездельничать нельзя, но во-первых кто (в своем уме естественно) ей на это укажет, во-вторых, столь темные дела лучше вершить под снисходительным взором Луны... Она как-то спокойней относится к причудам своих последователей и верных почитателей. По крайней мере, ни разу не пыталась лицемерно заклеймить позором или выжечь с лица земли - глупые домыслы церковников, будто какой-нибудь вампир умрет от полуденного солнца. Конечно, умрет, от смеха, если вы попытаетесь от него спастись под лучами дневного светила.
Но кроме столь пространных мыслей, Ника размышляла и над другим - в величественной атмосфере кабинета нечто раздражало ее - не столь явно, чтобы быть серьезной опасностью, но и списывать на испорченное настроение не стоило. Но стоило вампирше заострить внимание на этом непонятном ощущении, как любой отклик нарушителя тут же исчезал, терпеливо дожидаясь, чтобы девушка начала заниматься посторонними вещами.
Что ж... поиграем - Доминик мягко коснулась собственной тени, лежавшей на столе, ласково погладила тонкую материю и мягко подтолкнула размытого двойника в сторону двери.
«Искать» - легкое возмущения воздуха и не до конца слепившееся создание припало к темным доскам, давая фору любой гончей. Конечно, она могла послать на разведку и пса, ревниво косившегося на призрачного конкурента, но если маг был умным, то он учел и возможное присутствие питомцев Ники.
Тень резко дернулась и прихлопнула нечто на полу, будто бабочку  – отпечаток чужого вмешательства поблек и растворился. «Вернись, отдай и спи-бди» - клок сумрака поспешно вернулся к создательнице, опустил на стол свою добычу и беспрекословно скользнул за спину вампирши, напоследок невесомо коснувшись бледной кожи.   
- Не слишком ли большую виру я плачу, - изумленно протянула Ника, медленно поворачивая в пальцах странный предмет, казавшийся банальной позолоченной запонкой - обычная подделка под драгоценность, с вставленной стекляшкой, но насквозь пропахшая магическим вмешательством. Кислятиной отдавало заклятье слежения, почти невесомое приторное вкрапление – для того, чтобы "заноза" возвращалась к хозяину – лорд Макс теперь и вправду ходил по краю своей могилы. Даже одного намека-навета на чрезмерное любопытство хватило бы для его встречи с казематами Арены, а тут... На ладони Доминик покоилось, по меньшей мере, прямое дозволение на ликвидацию зарвавшегося аристократа, причем различными способами, и самым легким и безболезненным был бы раскаленный кол, запихнутый.... в эт самое. От глумливой улыбки вампирши за версту несло холодной яростью - паршивое мясо, да как он посмел!!! Кулак против воли сжался и скрылся под рваными лоскутами тьмы - запонка жалобно тренькнула и рассыпалась песком из клепсидры по паркету.
Ника от всего сердца надеялась, что лорд в этот момент пытался воспользоваться своим маленьким шпионом - столь грубо разрушенное заклятье могло ударить по создателю с непредсказуемой силой. "Хотелось бы узнать о твоей преждевременной кончине, мразь" - мрачно подумала вампирша, с трудом переводя дыхание и успокаиваясь. Тени закончили свою пляску, замерли и покорно улеглись позади своей госпожи, готовые в любой момент исполнить ее волю.
- Нет уж... бесстрашно возвращайся назад, безмозглая крыса - я приму тебя с распростертыми объятиями, - вместо гнева пришла холодная расчетливость – поспешная смерть была бы слишком пресной и чего таиться, простой, ведь, лорд так сильно заботиться о своих телесах, значит так же цепляется и за жизнь. Значит ему есть что терять. - легкая дробь ногтей по тяжелой столешнице, теперь она была готова закрыть глаза даже на долг в сотню золотых монет. Смертный посмел сунуть нос дальше дозволенной грани? Отлично! И он поплатиться за это – долго и мучительно, день за днем проклиная миг, когда поверил в свою безнаказанность…

0

4

Ожидание… самое томительная и мучительная пытка, которой можно истязать бессмертное существо, когда приступы бесконтрольной ярости сменялись глубочайшей апатией и все заново. Круг за кругом, ввергая хладнокровное создание в пучину безумия.
Человек... сосредоточие благословенной и проклятой крови, посмел бросить вызов. Посмел возомнить себя хозяином? Хозяином ее Арены?! Жалкая тварь с пустыми амбициями! Мешок из жира и похоти! – в коричневых глазах зажигались и медленно гасли алые искры. – Он посмел сравнивать себя с ней?! – Тико предостерегающе зарычал. Глубокий выдох и маска холодного безразличия вновь появилась на лице, потому что она уже знает – лорд Макс, в этот самый момент, взбирается по мраморным лестницам, чтобы сгинуть в темноте коридоров на века.

Наверное, в первый раз за долгую жизнь, она писала письмо с такой поспешностью и одержимостью – ломая перо и проливая чернила на пергамент. Никогда смертный, даже долгожданная жертва, даже после изнуряющего голода, не доводил ее до такого состояния – Доминик металась по кабинету, как раненый зверь, отчаявшись найти себе место и успокоиться. Посланец уже давно улетел и успел доставить письмо, но лорд медлил, пытаясь понять, отчего же «искусительница» столь быстро изменила свое мнение.
- Неужели духи все-таки подействовали? – мужчина покосился на полупустой флакон, заполненный самой дешевой жидкостью, за версту несшей «феромонами-афродизиаками, результат гарантирую, мамой клянусь!». Иными словами бессмысленными и безобидными, благо, что магии там было ни на грош. Значит точно купался.
Ника громко расхохоталась, прикусив зубами запястье, чтобы хоть как-то успокоиться – из-за нервозности, первый шаг в «сон» был практически не заметен и мгновенен. И так же бесконтролен – только что, она лицезрела безвкусно отделанную гостиную особняка аристократа, а спустя всего лишь мгновение стояла на залитой солнцем площади. С двумя обнаженными саблями, скользкими рыбками, рвавшимися из рук – от обилия крови кружилась голова. Темная жидкость толчками выходила из рассеченного крест-накрест горла человека, окрашивая легкий и гибкий доспех, явно эльфийской ковки, в бесподобный цвет смерти.
- Кажется, я никогда не смогу пить ее снова, - прошептала вампирша, устало вытирая стекающие по щекам капли. Вокруг нее корчились в агонии и враги, и сородичи – битва на улицах столицы была жестокой и озлобленной. Потому что у одних уже не было никаких шансов на победу, а у других не было сил нанести решающий удар и добить горстку выживших.
- Потому что захлебнешься в ней, тварь!!! – смазливый мальчишка, совсем еще юнец, у которого даже сил не было поднять до конца двуручный меч, рванулся к ней, то ли морщась от удушающего смрада, то ли сдерживая подступающие слезы. Глупец, сколько же вас таких обманули светлыми идеями рыцарства и бросили на передовую – лишь бы откупиться от проклятых «упырей» и доказать союзникам, что человечество тоже дорого платит за победу.
Доминик даже не подняла сабель, позволяя противнику должным образом размахнуться – свист и меч, неожиданно, без особого сопротивления прорывает тонкую кольчугу и вонзается в тело. Паренек по инерции движется вперед и удивленно вздрагивает, когда тонкие пальцы «усекновенного» вампира ложатся на шею.
- Спи же спокойно, враг мой… - тихий и вкрадчивый голос, жаркое дыхание на миг опаляет кожу, резкая боль, а что потом? Потом забвение и вечный покой…

А теперь, человек почти безропотно висит на стене, поддерживаемый каменными дланями голема, он не может до конца поверить, что все это происходит с ним, что по его бледной и дряблой коже стекает кровь из длинных и рваных порезов. Что его глаза с испугом глядят как на плеть, сжатую в тонкой руке, так и на смятую тряпичную «куклу», недавно так мерзко тявкавшую под сводами Колизея. Что почти прирученная девка, оказалась чудовищем.
- Неужели вы боитесь меня, монсеньор? – Ника белозубо улыбнулась, присаживаясь на корточки и обнимая питомца за шею, смахивая с черной шкуры все то, что осталось от малютки Фифи... Молниеносное движение и вампирша приблизилась к лорду на расстояние полупяди, почти соприкасаясь с ним носами. – Что вы чувствуете в этот самый момент? Скажите, - улыбка искривила губы Распорядительницы, когда пленник с присвистом выдохнул и попытался отстраниться. – Мне ведь правда интересно. – порыв ветра, и Ника вновь стоит посреди зала, театрально воздев руку к потолку и вопросительно склонив голову к плечу.
- Вы же первый кто узнает все тайны этого здания! Первый за много лет, кто попробует на своей шкуре… абсолютно все! – в глазах Доминик появился холодный огонь, не предвещавший ничегошеньки хорошего. – Ты же так этого хотел, мразь…
- Отпусти меня… Отпусти, я никому ничего не скажу… - пролепетал лорд, бледнея еще больше и пытаясь вывернуться и каменных объятий.
- Не скажешь, - охотно согласилась Ника, обнажая клыки. – Только если провизжишь, но вот не задача, - она медленно и завораживающе провела ладонью по лицу, трясущегося мужчины – Тут на редкость хорошая акустика, да и гости у меня бывают редко. – Она лгала, явственно чувствуя приближение одного из сородичей, но что может быть прекрасней крушения надежд обреченного? Может стоит дать ему убежать? Дать сделать несколько десятков шагов по безмолвным коридорам, чтобы неотвратимо настигнуть и свести счеты?

0

5

=>>Покои Главы "Хищников"

Глухой стук по каменному полу коридоров разносился всеобъямляюще, смешиваясь с тихими, прозрачными  каплями дождя, создавая свою неповторимую симфонию. Он танцевал во тьме коридоров, скользя из одной тени в другую, а может, являясь той частью тьмы, которая и создала эти самые тени?  Шелестящие звуки порывов ветра доносили до него множество тонких запахов и не только их…. – он был уже близко, настолько, что мог почувствовать даже за дверью отчаяние, боль, испуг и пьянящий запах чужой крови, в сознание один ускользающий голос накладывался на другой, все чувства в единый миг обострились, запах дешевого парфюма резал нос неприятной нотой. Лотар знал, что Распорядительница уже почувствовала  его приближение, и по достоинству оценил ситуацию из уже полученной им информации, ему даже не надо было открывать эту дверь, чтобы понять, что сейчас за ней происходит.

«Леди умеет мстить…возможно, я нарушу ее славное пиршество своим появлением…однако, если мне не ответили отказом сразу, значит…я могу присоединиться.. отлично..закуска с прелюдией, мм…всегда приятней когда жертва еще горячая и пышущая энтузиазмом…»

Скрип двери получился довольно громким, Лотар даже подумал, что слегка переиграл впервые минуты своего триумфального появления, когда позволил на своем лице отразиться ужасу и явному не пониманию от увиденного им. Мужчина, искусно изображая шок, подбежал к Распорядительнице и попытался отстранить ее от мужчины. – Госпожа, что вы делаете!? Это же монсеньор  Макс! Наверное, произошло какое-то недоразумение!? Отпустите же его…мы все постараемся уладить миром…
Бледный донельзя мужчина встрепенулся, затрепыхался в сдерживающих его тисках големов и что есть мочи завизжал не своим голосов – Она вампир!!! Ты слышишь меня!?? Помоги же мне!!Она..вампир!! Чудовище!!....чудовище!!!Убей ее!!! – Внешне изображая застывший ужас, ближе к шоковому состоянию, внутренне Глава  смаковал этот яркий лучик надежды, что сейчас вновь появился в свинячьих глазах лорда. Еще бы, ради этого стоило прикинуться одним из слуг, чтобы раздавить эту мразь окончательно и бесповоротно, смакуя каждую ноту его безумия, благо, что глава оделся весьма  неброско и так нельзя было понять к какому сословию его можно причислить. А потому он, незаметно послав мысленное предупреждение Доминик, нанес  ей косвенный удар в бок. Со стороны это могло показаться серьезным уроном – тело женщины скрутило и даже недалеко отбросило от плененного, но на самом же деле подобный удар был почти безболезненным и неощутимым, словно тело мягко, даже с каким-то подобием деликатности отпихнули прочь, ну а для вампира это вообще было считай, что легкое поглаживание, не более того.

- Госпожа, я не понимаю, что происходит, но..так поступать нельзя… я освобожу его – Изображая из себя ну очень хорошего и преданного человеческого служаку, Лотар краем глаза проследил как верные псы распорядительницы, скрылись в тени, чтобы не мешать общему веселию. Вероятно, это бы насторожило лорда Макса при других обстоятельствах, но сейчас его переполняла такая эйфория от освобождения и «справедливой кары ужасного монстра», что он и не такое мог упустить из виду.
- Вот так вот, дрянь!!! Поняла с кем тягаешься!? Да я тебя изведу и весь ваш поганый род в могилу…будешь у меня ползать!!! – Победоносно орал лорд, захлебываясь в визгливом и, как ему казалось, торжественном смехе,  не сводя радостного взгляда со скрученного тела женщины, его толстые ноги даже еще как-то ухитрялись пихать сдерживающие его путы.
«Я слегка подслащу вашу месть, Распорядительница…позвольте поиграть в спасителя…» - Мысленно посмеиваясь и все также продолжая переговариваться с Доминик на ментальной волне, мужчины вцепился в руки длани големов и послал мысленную просьбу – «Ослабьте слегка хватку..он должен упасть с прочувственным хрустом…может,  сломает себе что, кто ж его знает….иногда для кары даже наша помощь особо не требуется..»
- Конечно, монсеньор, сейчас я вас освобожу, будьте спокойны…

+1

6

Ника с мрачным ликованием, и на редкость покладисто, приняла правила игры, позволив нарочито слабому удару отбросить себя в сторону, и мало того - живописно разметавшись на полу, вампирша затихла, имитируя полную потерю чувств. Но, не вышла при этом игры – каменный исполин начал мелко дрожать, а его руки, державшие лорда на весу, пошли трещинами и стали ломкими, как высохшая на солнце глина. Одного прикосновения было достаточно, чтобы лорд Макс оказался на свободе, а точнее на полу, с неловко подвернутой ногой. Но травма конечности не могла лишить аристократа заслуженной возможности злобно потявкать на «поверженного» врага – поэтому он и рванул к Доминик, мечтая хорошенько попинать чудовище сапогами.
Черная тень метнулась ему наперерез, нависая над хозяйкой и весьма недвусмысленно порыкивая –  Тико и так не внушал особой симпатии человеческому выродку, а уж с вздыбленной шерстью, оскаленными клыками и горящим взором. В общем, лорд вовремя вспомнил, что таких милых «пушистиков» у госпожи Гетци ровно две штуки, поэтому  он остановился и неуверенно оглянулся на спасителя. По логике, надо было бежать прочь из  этого проклятого здания, но оставлять этой потаскушке свои кровные?! Родовая честь лорда, пусть и купленная за несколько мешков золота его дедом, не могла пойти на такое святотатство. И, напустив больше царственности на свое одутловатое и помятое лицо, лорд Макс махнул Лотару рукой и проговорил.
- Ты можешь подождать меня у дверей. – человек отвернулся и, старательно обойдя лежавшую женщину, похромал к ее столу. Ника с трудом удержалась от смеха, представив с каким выражением лица, лидер элитного отряда вампиров провожал взглядом окончательно и бесповоротно зарвавшегося смертного.
Лорд начал с воодушевлением копаться в малочисленных листах и конвертах, брезгливо касаясь их пальцами, сложно было поверить, но этот человек, еще недавно смотревший в глаза собственной смерти, всерьез надеялся найти список ставок на предстоящий бой.
И слишком глубоко увяз в собственных мечтаниях, не заметив, что Доминик уже поднялась на ноги и даже успела присесть на край стола. Длинные темные пряди выбились из-под ленты и змеились по воротнику рубашки, а по бледной ладони стекала кровь – вампирша, как ни в чем не бывало, поболтала в воздухе ногами и деликатно кашлянула. Лорд Макс вздрогнул и недоуменно воззрился на нее, явно забыв о присутствии еще двух зрителей.
- Вы уж извините, что отвлекаю, - Ника блеснула клыками и очень медленно слизнула кровавую дорожку со своего запястья. – Но выход с той стороны. Или вы все-таки хотите остаться?- человек вскрикнул и откинулся на спинку кресла, тщась оказаться подальше от вампира. Распорядительница нахмурилась и протянула обиженным голосом.
- Так вы меня еще и боитесь? – видят боги, не было сейчас существа на свете «печальней», чем хозяйка Колизея, в поисках поддержки она даже оглянулась на Лотара. – Монсеньор, вы же режете меня без ножа!  – по бледному лицу аристократа было заметно, что он готов отдать многое, лишь бы оказаться подальше от свихнувшегося чудовища, что картинно заламывало залитые кровью руки. И всей выдержки лорда хватило только на то, чтобы срывающимся голосом взвизгнуть, обращаясь к «спасителю».
- Чего ты медлишь?! Спасай меня!!!!

+1

7

<- Главная дорога

«Спаситель», действительно, подозрительно медлил…А лорд Макс, казалось, желал срастись всем своим существом со спинкой огромного кресла, и лишь взгляд маленьких затравленных глазок лихорадочно перебегал с госпожи Гетци на мужчину, и обратно, и снова по кругу... Не до конца понимая происходящее, он уже инстинктивно чувствовал, что что-то здесь не так. И сконцентрировав все свое мужество, о существовании которого ранее вообще не было известно никому, даже самому лорду, он выпрыгнул, в прямом смысле этого слова, из кресла. Началось стремительное движение, насколько это возможно со сломанной ногой, к выходу. Зрелище неописуемое. Обойдя стол в противоположной стороне от чудовищной леди, многострадальный лорд встретился с одним из ее ужасных псов, сглотнул, но все так же прихрамывая, быстро-быстро засеменил лапками к двери. Видимо, находящиеся в кабинете засмотрелись на нелепую попытку жертвы сбежать. Знаете, иногда кошки внимательно наблюдают за выпущенными из когтистых лап, изрядно покалеченными мышками зная, что никуда уже этим маленьким несчастным созданиям не деться. Финал один, а действо можно растянуть, если это кажется забавным.
Софий в сии мгновения уже находилась в коридоре, прямо за огромными дверьми, ловя настроения, царившие в кабинете Распорядительницы. Ей понадобилось совсем немного времени, чтобы сложить в уме одно с другим и понять, что за страсти кипят там, за замочной скважиной. А лорд Макс упорно пятился к дверям, пытаясь уследить глазами за каждым из чудовищ в этой роковой для него комнате. Самого жестокого человека где-то в глубине души могли, хоть чуть-чуть, да и растрогать эти бесполезные, неровные телодвижения, ахания, вздыхания и испуганно-мечущийся взгляд. Но, на беду многострадального лорда, людей в этом помещении не было. Он приблизился к выходу из ужасного кабинета, но повернуться к нему лицом и более того – бежать, хромая, по коридорам ему было не суждено. Софий бесшумно приотворила дверь, в нос небывалой силой ударил запах дурных духов вперемешку с потом и кровью человека, ведущего не очень-то здоровый образ жизни. Сие амбре она почувствовала, конечно, уже давно, но чтобы так резко… Человек же, не зная еще, что за новая тварь объявилась сзади, отступил прямо к ней, чуть не дотронувшись спиной ее носа.
Софий этого делать не хотела: это было давно не в ее стиле... Но по бледному лицу пробежала тень - на один миг оно исказилось едва заметными штрихами ярости. Лорд Макс так и не успел обернуться… Он пролетел порядочное расстояние, приземлился на холодном полу и, скорее всего, расквасил свою аристократическую физиономию. На не менее аристократической заднице, на дорогих брюках, виднелся очень четкий и грязный отпечаток маленькой, чуть ли не детской ножки.
Софий осторожно закрыла за собой дверь и, поправляя одежду, капризно-извиняющимся тоном призналась:
-От него мерзко пахло.

Отредактировано Софий (2008-07-17 15:43:11)

0

8

А лорд наглел прямо на глазах, мда, вот она – вся человеческая благодарность, берите и подотритесь. Лотар даже не сдвинулся с места, лишь подпер своей мускулистой спиной холодную стену, скрестив на груди руки, и спокойно наблюдал за дальнейшим развитием действий, интуитивно ощущая, что его игра уже закончена и скоро в дело вступит новый участник, который и расставит все точки над «i» в их маленьком спектакле. Так оно и произошло. Пинок в аристократический зад метким попаданием ботинка Главы "Тишины" был весьма колоритен и силен. Лорд Макс напоминал в полете жирную такую лягушку, силившуюся распластать свои «ласты» по шире в надежде упасть без лишних повреждений, что у него, в конечном счете, не получилось. Сгорбленное и стенающее тело, комком жирной плоти, лежащее прямо перед ним походило на что-то среднее между пресноводным и ползучим насекомым, было трудно удержаться от желания раздавить это жалкое подобие на разумное существо прямо сейчас.
Вот так просто – вогнать ботинок в горловину и послушать как это ничтожество захлебывается в собственных зловониях. При взгляде на подобное зрелище даже мучавший вампира несколько минут тому назад голод притупился, почти пропал, вместо этого внутри поднялась стойкая волна отвращения и антипатии, которую до этого Глава так искусно в себе сдерживал. Взгляд холодных, змеиных глаз на миг полыхнул радужным огнем, отражаясь мириадами теней, и тут же погас. Апартаменты Распорядительницы огласил еле слышный смешок и сухие аплодисменты холодных, как лед ладоней, взгляд Главы «Хищников» обозрел помещение, поочередно останавливаясь на каждом из присутствующих здесь неживых.

- Отлично повеселились, вы очень вовремя, Софий, мы как раз хотели закругляться и перейти к самому главному гвоздю сего шоу… - Мимолетная ухмылка тонких губ и еле заметная, заинтересованная интонация, обращенная на сей раз к Доминик. – Итак, Распорядительница, как вы хотите покарать этого…хм…назовем его любопытным человечком… - Хрипловатые нотки смеха…

Неожиданно смех оборвал визгливый, на грани истерики крик этого самого «человечка». Лорд Макс все силился подняться на содранных до крови локтях, окруженный рычащими псами Распорядительницы – Так вы..вы все ..чудовища!!! Проклятые выродки!!! Да вас… я.. –Захлебнувшись от негодования и волн ужаса, свинячие глазки аристократа метались от одного лица к другому и снова на собак, пока не остановились на Главе хищников. Казалось, что мужчину прямо-таки распирает от чувств, и он не может подобрать слова и решить умолять, проклинать или лебезить перед ними и с кого начать первым. – А тыы..я же сказал тебе подождать..спасти меня!!! Ты… -  Дальнейшее «жаркие речи» прервал отчаянный визг боли и тихий хруст ломаемой кости. На губах Лотара все также продолжала играть благодушная улыбка, но в глазах не было и ее тени. Всего каких-то доли секунды назад спокойно стоявший у стены мужчина уже нарочито медленно склоняется над распластавшимся, корчащимся в судорогах адской боли телом, продолжая давить черной подошвой ботфорта на уже вторую сломанную ногу.

- Кажется, тебе не давали слова, мразь… здесь разговариваем лишь мы – чудовища, а ты пока заткни свою пасть, если не хочешь лишиться еще какой-нибудь конечности,… я ясно выразился? – Лишь визгливые ноты боли были ему ответом, но фон Крафт не спешил убрать свою подошву с чужой, раскуроченной ноги.

0

9

Доминик с легкой усмешкой смахнула с запястья засохшие крупинки крови, и недовольно нахмурившись, провела ногтем по капле, успевшей впитаться в тонкую ткань манжета - иными словами проявляла опять же удивительное безразличие ко всему тому, что творилось в ее кабинете. Дичь была загнана и, что, право слова, может помешать им насладиться законной добычей в полной мере?
- Вы такой шумный монсеньор, - брезгливо поморщилась вампирша, невозмутимо почесывая пса за ушами, - и грубый. Ворвались в чужой дом, нахамили, начали вести себя как какая-нибудь деревенщина, - в мягком голосе женщины был слышен укор, с которым няньки обычно упрашивают младенца бросить подозрительную гадость туда, откуда пытливый отпрыск ее поднял. Человек неловко дернулся и в надежде повернул голову к своей "давней" знакомой, живо напомнив ей бабочку, пришпиленную к картону, но все еще отчаянно перебиравшую лапками, силясь вырваться на свободу... Хотя по комплекции аристократ скорей смахивал на гусеницу... А если быть очень честными, то на жука-навозника.
- От-отпусти меня… - залебезил лорд, понимая, что благодаря своей спесивости и гордости, ему уже отсюда не выбраться. И он выбрал простейший путь – унижение перед сильными мира всего, ведь проще один раз наступить на горло собственной песне, нежели с клинком наперевес отстаивать свое право на жизнь. – Я отдам вам все, я буду молчать! Я стану вашим… твоим слугой! – по бледному лицу ручьем катился пот, а голос предательски дрожал – шутка ли, вести дипломатические беседы с переломанными конечностями?  Доминик спрыгнула со стола и бесшумно подошла к распластанному человеку.
- Последнее что вы можете нам сделать – тонкие пальцы вампирши ненавязчиво пробежали по сонной артерии, чутко улавливая бешеный ритм пульса, - это сохранить благородное молчание и умереть так, как завещали предки. – Ника взглянула на Фий, потом на Лотара и улыбнулась, в приглашающем жесте распахивая рваный воротник трясущегося человека.
- Н-нет.. не надо! – всхлипнул он, пытаясь увернуться от окруживших его существ. – З-за что?!
Распорядительница презрительно хмыкнула и произнесла тихим голосом, вынося окончательный приговор.
- Пытаетесь оправдать свое никчемное существование, монсеньор? Что ж, я не дам вам такой возможности. Вы погибните, из-за того, что нам просто было… скучно. – обворожительно оскалилась Ника, упиваясь беспомощностью жертвы.

0

10

Глава «Тишины» ответила коротким кивком на приветствие Лотара. Деловито сомкнув руки за спиной, - таким образом они и вовсе спрятались за складками плаща, - тоже приблизилась к распластавшемуся на полу господину. Распорядительница Арены предложила иссушить сие ничтожество; Софий внутренне надеялась, что это всего лишь черная шутка для лорда, ибо пробовать мерзко пахнущие продукты на вкус ей не очень-то хотелось.
Софи склонила голову набок. На лице играла тень ироничной улыбки, а глаза, – серая холодная сталь, - до отстраненности равнодушно пронзали «препарированного» аристократа.
Мда, сейчас он готов продать душу, честь, мать, сестру, Родину, честь сестры, и всех вместе, и все на свете этом, и все во мраке том… И почему столь немногие умеют умирать героями? К чему такой панический страх перед смертью, если она все равно неизбежна… Слугой вампира, говоришь?
Глава «Тишины» еле заметно хмыкнула.
Я бы предпочла смерть.
Эти приторные вибрации страха, энергетические конвульсии, порожденные страданиями физической боли, что исходили от человека. Ничего нового… Нотки отчаяния уже были сильно натянуты, но их всегда хочется довести до предела, как эмпату, всегда хочется довести, довести… Она, не переставая плавать в ощущениях Смертного, полу-скучая и полу-насмехаясь, слишком отчетливо, – нахрапом, - передала ему свое последнее чувство – вожделенное хотение убивать. Его. Физиономия лорда Макса исказилась в судороге болезненного ужаса. Он забавно, по мнению Софи, отдернул свою тушу на пару сантиметров от вампирши. Большего физически уже не мог.
-Странно… - задумчиво и отрешенно протянула Соф, как будто ей и нет никакого дела до того, что происходит здесь и сейчас. – Вы же любили игры на Арене – смерть вызывала в Вас сильные и благородные чувства… Желание сражаться, не покоряться, но покорять, обладать, убивать. Я знаю, Вы представляли себя одним из бойцов… Это нормально для всякого мужчины.
Вампиру было явно по-барабану, внимает лорд Макс ее словам, обращенных к нему, или нет.
-И вот Вам дана возможность умереть героем, как многие гладиаторы. А Вы… - с притворной досадой она покачала головой – Воспользуйтесь же ее. Прокляните наш род перед кончиной последний раз, что ли, и примите Бледную с героическим молчанием, заглушая боль тела осознанием собственного достоинства...

Отредактировано Софий (2008-07-17 18:15:15)

0

11

Когда тонкие руки Распорядительницы приглашающе распахнули ворот рубашки распластавшегося по ним тела, Лотар с удивлением и даже некоторым непониманием почувствовал, что не хочет иссушать сей сосуд, и дело было здесь даже не в брезгливости, далеко не в этом, нет… Просто при глубоком погружении он волей неволей на какое-то мгновение станет этим жалким существом. Глава всегда отличался чрезмерной жестокостью и особой изощренностью в плане пыток – как чужих, так и себя самого, но почему-то ему что-то мешало переступить этот порог.
Сколько вот таких вот он уже иссушил на своем веку? Скольких уже вместил в себя, поглотив черной дырой, которая билась в его груди? Миллиарды..может и больше…тогда почему? Неужели брезгливость в нем настолько велика? Нет, дело не в этом…слишком легко..слишком просто…он лежит здесь и умоляет, без оружия в руках, без прелюдии схватки, без какого-либо сопротивления – вот что претило его нутру. Слишком просто…

«Когда это я стал таким неженкой? Хотя…не мудрено, у меня давно не было настоящей охоты… если бы этот хрыч попался мне при НАСТОЯЩЕМ  голоде, я бы даже прислушиваться не стал, просто разорвал бы в клочья - вопрос выживания не знает делений и пристрастий,…а тут…жалко смотреть, весь аппетит испортил, падаль такая…»

Фон Крафт склонился ниже, отстраненно прислушиваясь к «беседе» между Софием и лордом Максом, острый коготь неожиданным росчерком опалил кожу жуткой болью в шее, не обращая внимание на аристократа, шарахнувшегося от него, как от зачумленного, мужчина очень медленно поднес обагренный в чужой крови палец к губам и втянул в рот. Вот тут-то и началась настоящая «фатосмагория с фейерверками». Образы, мысли, чувства текли сквозь него живым, дышащим потоком, а он отбирал нужные, рылся в них, листая книгу под названием «Лорд Макс». Ему нужно было кое-что выяснить. Он нутром чувствовал подвох, возможно, еще и поэтому не торопился приступить  к процедуре разделки сего «блюда», все рецепторы кричали – «найди, разыщи…подстава…опасность!!!»  И он искал, безжалостно рылся в чужих воспоминаниях, отбрасывая и комкая самые ранние.

«Первое поступление на службу…нет…не то…присяга его величеству…нет… …дальше!! Дальше!! Глубже!!!»

Неожиданно его тело пробило дрожью, зрачки глаз сузились в щель, а перед внутренним взглядом как наяву раскрывалась вся картина. Вот оно, нашел…

Мокрый дождь струями лил как из ведра, размывая поверхность окна подтеками. Его руки держали письмо, недавно полученное от  «Прелестницы», Фифи спокойно устроилась на столе, в комнате душно пахло ладаном и парфюмом собственных духов – его любимый запах. Лорд Макс озадаченно постукивал указательным пальцем с очередным доставшимся ему от выигранных схваток на Арене перстнем, широкий лоб прочертила морщинка. Его заклинание было недавно рассеяно каким-то вмешательством, но это не слишком его заботило – просто еще один неудавшийся трюк, всегда можно будет подкопаться к Распорядительнице с другой стороны, но вот ее неожиданное письмо его несколько обескуражило, обычно это он к ней приходил, и в первый раз она пригласила его сама. Мелькнула шальная мысль, что может быть, его парфюм наконец-то подействовал, но на душе было отчего-то неспокойно. Именно поэтому сейчас в кресле напротив него, закинув ноги на стол и ничуть этому не смущаясь, сидел один из шпионов его величества и невозмутимо потягивал бренди из бутылки.
«Надо было встретить его не в кабинете, а то одни убытки…» - Отстраненно с некоторой долей раздражения подумал мужчина, но послушно искривил свои губы в подобострастно-любезной улыбке.
- Итак, Феликс…я так полагаю, что ты не поверил мне, когда я обещал предоставить тебе данные насчет будущих ставок на Арене?  Однако посмотри… - Мужчина даже приподнял пергамент, написанный рукой Доминик и помахал им в воздухе, однако, предусмотрительно не давая коснутся его. – Сама Распорядительница просит посетить ее, я знал, что рано или поздно заручусь ее поддержкой и расположением…
Шпион сощурился, разглядывая характерный герб Банка «Раймонд и Сын» и добродушно крякнул, оторвавшись, наконец, от бутылки. – Ну, ты даешь…. И как же тебе это удалось, а? Сдается мне, она хочет тебя отчитать за то, что ты уже который раз  надоедаешь ей своим посещением… - Тон был уже чуть подвыпивший и, казалось, незаинтересованный, однако глаза Феликса так и буравили исписанный листок. Прекрасно понимая, что смог привлечь его внимание, Лорд Макс горделиво выпятил грудь и даже стукнул по нее пару раз кулаком. – Нет, это все мое несомненное обаяние, я, знаешь ли, очень известная личность, а уж когда я первым доложу его величеству, то стану баснословно богат и усеян его доверием, вот увидишь!
Феликс ухмыльнулся и пододвинулся ближе к столу, звучно грохнув уже наполовину опустевшей бутылью. – Ээээ…ты это не шути, добычей информации занимается наше крыло, или ты хочешь перейти дорогу шпикам, а?  - Аристократ сразу как-то скуксился и поник, но его осенила отличная идея, чем он и не замедлил поделиться, также нагнувшись над столом и придвинувшись почти вплотную к лицу шпиона. – Ты, это…воду не мути, можем ведь вместе славу поделить, эээ? Нам больше достанется, ведь ежели этот доход разделить еще и на твоих приятелей…получишь, самое большое, парочку серебряников…
- Воо..эт, я понимаю, разговор пошел, тогда,  как только добудешь информацию встречаемся в «Роге изобилия» и обмануть не вздумай – из-под земли достану…

Тихое, гортанное рычание сорвалось с губ помимо его воли. Резкий удар и вот уже мужчина, висит в полуметре от пола, впечатанный в стену с сжатым ледяной ладонью горлом и беспомощно болтая ногами.
- Паааадаааль….хочешь быть слугой, значит….ну так почему бы и нет, может проку от тебя будет побольше, чем от твоего хладного трупака…. – Тихо прошипел мужчина в миллиметре от лица задыхающегося аристократа и, не оглядываясь, бросил через плечо. – Его ждет шпик в «Роге изобилия»…убить его – будет ошибкой, по крайней мере сейчас…однако мы можем сделать иначе… - Теперь уже Глава «Хищников» обернулся и вперил взгляд в Доминик. – Это ваша добыча, Распорядительница, на данный момент есть лишь одно верное решение – сделайте его слугой, тем более что…- Тут губы чуть приподнялись, расползаясь в паскудной усмешке. – Так он будет вам намного более полезней…нам не помешает подобный шпион, тем более, что у него действительно есть довольно обширные связи…это выгодно. – Лотар знал, что как бы Доминик не сердилась из-за потери такого вот источника свежей крови, но слово «выгода» всегда была приоритетной для Распорядительницы Арены в любом его смысле.

Затем взгляд холодной зелени глаз остановился на Софие, задумчиво так поблескивая. – Но следы нам надо будет замести…что скажете, Глава «Тишины»? Возможно придется капнуть чуть глубже в связи этого толстячка… он, конечно же, нас не обманет, после воплощения, но я обычно не привык довольствоваться «если бы» да «как бы»…однако, пир мы все же устроим… - Взгляд снова остановился на Доминик, интонация холодного с отголосками недавних воспоминаний голоса приобрела почти что бархатные ноты. – Я полагаю это… - Он выразительно так потряс висящего на его руке аристократа. – мы сегодня есть не будем, однако я наслышан о ваших прекрасных запасах, Распорядительница…думаю, нам не мешает все как следует обсудить за чашечкой другой…

0

12

Лорд Макс сдавленно вскрикнул, когда один из вампиров "снял пробу" его крови - резкая вспышка боли, которая и не думала проходить, а будто бы расползалась по венам, захватывая все тело. Мужчина не мог отвести взгляда от Лотара, понимая, что сейчас что-то произойдет.
Но почему так больно, - подумал он отстраненно, - будто огонь… Или яд, а может он меня чем-нибудь заразил?!
Даже на пороге безвременья тебя беспокоит только сохранность драгоценной плоти? – от ласкового голоса Доминик, раздававшегося прямо в его голове, мужчина содрогнулся и нервно обернулся. - Как же ты жалок....
- Нет бы внимательно слушать то, что вам говорят более мудрые - человек взглянул на вампира и нервно сглотнул. Боги, да если бы он знал, что эта странная девушка, дочка этого Раймонда, богомерзкое порождение тьмы…
Вы бы избавили меня от своего присутствия? – в коричневых глазах Ники то ли плясали отблески пламени, то ли зарождался свой собственный…
Додумать лорду опять не дали – надо же, он почти привык к тому, что его во что-то впечатывают, к чему-то подвешивают  и избивают. Не то чтобы ему это нравилось, просто он почти утонул в океане боли и слабо осознавал, что от него нужно. И к ужасу понимал, что его уже ничем не удивишь…

Ника порывисто вскочила, когда Глава «Хищников» вздернул человека за запястья – старик Раймонд закатал бы этого смертного, еще дышащего, в кладку Колизея, растянул бы на дыбе и переломал все кости до единой. Но его преемница не была готова так быстро расставаться с новой игрушкой. Чтобы человек расплатился так просто?!
Поэтому она спокойно встретила взгляд Лотара, наполненный такой холодной яростью, что по спине вампирши ненавязчиво пробежалось стадо мурашек.
- То, что вы увидели заслуживает такой участи? – тихо спросила Ника, не обращая внимания ни на дернувшегося человека, ни на его мысли. Она медленно подошла ближе и небрежно мазнула пальцами по шее аристократа, залитой кровью, затем потянула человека за редкие волосы, вынуждая наклониться к ней.
- Значит, ты все же чего-то стоишь? – проговорила она растягивая слова, - Смертный столько лет тешивший свое самолюбие, пытавшийся бездарно доказать всему миру, что обличен властью и могуществом? А теперь… - она задумчиво прикусила губу, и пристально взглянула в глаза лорда, наполненные лихорадочной надеждой, болью и ужасом.
Сделать его слугой? Как же ей не хотелось создавать вот из «этого» даже бледную тень сородича, даже безмозглого упыря, но голос разума вторил доводам Лотара – его будут искать, а лишнее внимание к Арене ударило бы по благополучию рода. 
Доминик оглянулась на Софий, если, не ища поддержки, то хотя бы удостоверяясь, что Глава «Тишины» с интересом ждет развития события.
- Я буду служить, как пес… Только не убивайте, - прошелестел человек, силясь уверить Распорядительницу в искренности своих слов.
На что она только осклабилась и фыркнула. – Ты мог бы убеждать и с большим вдохновением, - человек вздрогнул, когда теплое дыхание коснулось его кожи. – Но не смей думать, что я поверила. – встряхнув головой, вампирша брезгливо сморщилась и все-таки припала к шее человека.

Вот и все – она иссушит тело до конца, и я умру, - лорд всхлипнул, чувствуя жгучую боль от клыков, тягучее давление там, откуда медленно высасывалась его кровь. Пустота и легкость, разливавшиеся по телу, вынуждали его забыть о столь неотвратимой гибели, ввергая лорда в какую-то странную эйфорию. И так же внезапно на него нахлынуло жгучее ощущение потери, когда Доминик отстранилась.

Распорядительница сделала несколько неровных шагов назад, переводя дыхание и подавляя желание зайтись в безудержном кашле. Нда, побольше бы таких жертв и вампиры все поголовно станут вегетарианцами – столь пакостные образы, пусть даже на короткое время, но никогда прежде не заполняли сознания женщины.
- Отпустите его, Лотар, он уже ни на что не способен. – Ника усмехнулась, видя как создание, не являвшееся больше человеком с жалобным стоном потянулось вслед за ней. Его нутро раздирал огонь и он мечтал, чтобы госпожа дала ему хоть каплю своей крови, дабы утолить жажду и окончательно перешагнуть порог смерти.
Короткий взмах ладони и из стены кабинета вышло двое големов – Уберите это в темницы – каменные изваяния подобрали бездумно скулящего обращенного человека, всеми фибрами души не желавшего уходить отсюда. Это место для него было раем - трое прекрасных хозяев, бессмертных и бесконечно мудрых, одно только их присутствие вызывало неконтролируемое желание подчиняться сильным. А расставание с ними было подобно смерти, но его жалкое противостояние было вскоре сломлено, и будто в подтверждение этого уже из-за дверей кабинета раздался вой.
- Что же, надо отпраздновать появление нового слуги, - Доминик поморщилась и взяла со стола бутылку, наполненную алой жидкостью. – Несколько дней в камерах, в столь тесном соседстве с рабами должны пойти на пользу. Хотя, вряд ли он будет способен противостоять нашей воле. – когда же эта отвратительная слабость пройдет, подумала она с яростью, сдерживая дрожь в руках.
- Как и все остальные! – громко произнесла она, протягивая гостям бокалы, наполненные кровью.

0

13

Софий, с легчайшим оттенком негодования на лице, которое, по сути, выразилось только приподнятыми бровями, - будто в изумлении, - встретила фразу «Его ждет шпик в «Роге изобилия»». Стало даже немного обидно, как Главе «Тишины», что не она добралась до такой важной информации. Вампирша внутренне упрекнула себя в пристрастии отрываться от мира материального и с головою погружаться в себя, порой не замечая нюансы окружающего.
Проводя равнодушным взглядом големов, уносящих «нового слугу», наконец-то пошевелилась. До этого сама изображала из себя нечто вроде каменного изваяния, но, действительно, с интересом наблюдающего за приобщением человека к братству.
-Как и все остальные! - принимая бокал от Распорядительницы, повторила Соф. – Прекрасный тост, – салютуя им. 
Поднеся к носу сосуд и впитав запах алой жидкости, улыбнулась, сделала небольшой глоток.
-И действительно, прекрасный нектар.
Только после этого Фий решила ответить Главе «Хищников». Держа в левой руке бокал с алой на уровне глаз, подпирая ладонью правой локоть, она несколько монотонно протянула:
-Конечно, думаю, надо тщательно и предельно осторожно исследовать дом лордика. Авось, еще что-нибудь «интересное» выяснится. Шпик, что в таверне ждет... А может, он и не один и не только в «Роге»? Доминик, а Вы ничего не почувствовали подозрительного, пробуя мерзавца на вкус? Не мог ли он быть подсадной уткой... Хотя если бы решили подкопаться к внутреннему обустройству Арены, вряд ли б использовали такого бездаря. – она покачала головой, сразу же отметая прочь новорожденную в монологе мысль.
-Он просто хотел узнать ставки вне очереди,… - полувопросительным тоном, - но на встрече в «Роге изобилия» его должен кто-то сопровождать.
Софий передернула плечами и совершила еще один глоток. Под этим ее "кто-то" очень четко подразумевалось "могу и я".

0

14

Лотар послушно разжал когтистые пальцы на горле лорда Макса, незаметно «пробежавшись» ими по руке уже не человека, но слуги тьмы почти неуловимым прикосновением и с какой-то плутоватой ухмылкой мальчишки, так несвойственной его обычно холодному лицу  развернулся к ожидавшим его сородичам, не обращая внимания на удаляющиеся завывания за его спиной. Ядовитая зелень глаз, казалось, хранила в себе все тайны мира, затягивая в пластичный танец призрачных теней в бездонной глубине. Холодные пальцы приняли бокал и также подняли его в предложенном тосте.
- Как и все остальные, бесспорно…. – Бледные губы пригубили край бокала, а ноздри с жадной дрожью втянули в себя неповторимый запах многогранного букета, пряная, вязкая сладость разлилась в его жилах, потекла по телу, постепенно глуша недавний мерзкий привкус смертного. Перед внутренним взором возникла картина бескрайнего, солнечного луга, свежего ветра, колышущего влажную от дождя траву, заливистый, веселый смех и ощущение бескрайнего простора дополняли композицию завершающими тональностями истинного шедевра. Дааа, распорядительница и вправду знала толк в пище, а также учла его личное пристрастие к подобным вот ходам…отлично. Глава ощущал, как тело наполняют новые силы и краем глаза заметил, как еле ощутимая дрожь постепенно оставляет Распорядительницу. Букет имел невероятную силу, кровь жертвы была чиста и невинна, словно первый снег и это лучше всего восстанавливало и дарило новые силы.
Глава присел в одно из кресел, отставив пустой уже бокал, и улыбнулся Софию.
- Этот шпик, конечно, мог подстраховаться, на случай всякой неожиданности, но в крови лорда Макса, вроде,  на это нет никаких намеков. Если он и подстраховался, то от силы одним – двумя «приятными сюрпризами», потому как жаден до безобразия и добычу вряд ли захотел бы делить. Они договорились с нашим лордом о взаимной выгоде при получении сведений ставок на Арене, ну и, конечно же, сплава сей информации его величеству. – Задумчиво протянул Глава, вертя какой-то предмет между ловких, бледных пальцев, но делал это настолько быстро и привычно, что рассмотреть его не представлялось возможным. – Насчет сопровождения….думаю, это будет излишне, ведь, как я понял…. – Полувопросительный взгляд в сторону Доминик. – Распорядительница еще хочет с ним позабавиться…есть более любопытный способ добраться до интересующей нас информации, попутно он даст вам, Софий, шанс на проникновение в тщательно засекреченную структуру шпионажа людей…. – Наконец, неизвестный предмет неожиданным щелчком пальцев был подброшен ввысь точнехонько  по траектории в руки Главы «Тишины». Помещение кабинета буквально утонуло в сверкающих отблесках драгоценного перстня, который всего несколько минут назад был на толстом пальце лорда Макса. Да, это был именно тот перстень, который аристократ получил от выигранных схваток на Арене и с которым уже давно не расставался.
- Полагаю это будет достаточным «залогом доверия»..причину отсутствия лорда Макса можно будет обосновать его недоверием и боязнью за свою шкуру,  а также нежелательным распространением секретной информации. Для более точного и убедительного составления данных желательно все же «испить из источника»,  насчет предполагаемых данных будущих схваток… - Взгляд медленно скользнул по столу распорядительницы. -  Доминик, думаю, можно слегка раскрыть завесу тайны для более глубокой конспирации..не всю, конечно, но пару точных ставок будет более чем достаточно, чтобы Софий втерся к ним в доверие...от этой небольшой «уступки» мы лишь выиграем…тем более, я полагаю, что когда Лорд Макс вам слегка поднадоест и вы его отпустит с миром, то он с радостью поддержит общую легенду…

0

15

Брезгливое отвращение медленно отступало, сменяясь теплом – уютным и согревающим, благодаря влиянию которого Доминик позволила себе расслабиться. Отпустить прочь привкус тлена и вспомнить… тот день, когда эта самая бутыль была заполнена.
Наполненная цветами корзина нещадно резала тонкие руки – девушка устало вздохнула и присела на траву, чтобы перевести дыхание. Жаркое полуденное солнце совершенно не желало сползать с небосклона, а ей предстояло сделать еще так много… Откинув золотистую прядь со лба, Клодия перевела взгляд на лесную дорогу, с которой слышался цокот копыт.
Сначала на опушку выбежали собаки, намного превосходившие виденных ею гончих размерами, да и поведение их было весьма необычным – они не носились с безудержным лаем, как обычные спутники ее хозяина. А наоборот, держались возле всадницы и пристально следили за каждым движением служанки. В то время как та не сводила глаз с охотницы – таких прекрасных женщин она никогда не видела, хотя незнакомка скорей пугала. Что-то было неправильное в насмешливом взгляде, которым та окинула сидящую девушку – она выглядит немногим старше, но…
- Привет  – Клодия залилась краской, и смущенно отвела взгляд – нда, хороша же она, так беззастенчиво разглядывать высокородную леди, теперь получит по первое число. Сначала от нее, а потом от хозяина. Но в необыкновенно ласковом голосе не было и тени затаенной обиды и ярости. Просто участие.
- Ты устала? Может, я могу тебе помочь? – женщина протянула руку и жестом поманила опешившую служанку. Та поспешно вскочила и наклонилась за корзиной, не заметив, как Доминик отвернулась от беззаботно подставленной шеи. Вампирша возвращалась с очередной прогулки, но вот не задача – совершенно упустила из виду, что несколько недель толком не питалась. А теперь, эта молодая идиотка спокойно открывается перед ней, почти предлагая…
Девушка неуверенно влезла в седло, ощутимо ткнув Нику корзиной в бок – Клодия замерла, ожидая окрика, но охотница даже не моргнула, будто не заметив удара.
- А ты всегда принимаешь помощь таинственных незнакомцев? – спросила Доминик, выравнивая поводья и опять же не замечая, как вздрогнула ее жертва, когда теплое дыхание ненавязчиво коснулось обнаженной шеи. Не заметила потому, что с трудом сдерживала рвущиеся наружу клыки и звериный рык – соблазн был велик, но было еще слишком рано. А точнее просто.
- Нет, госпожа, конечно же, нет. Просто… - девушка перешла на едва слышимый шепот, - вы мне показались такой... доброй. – Распорядительница Арены замерла и едва не расхохоталась. Такого признания она точно не ожидала. Такого идиотского, наивного и по-своему прекрасного. Почему? А что может быть притягательнее для пресытившегося хищника, чем агнец, доверчиво прикорнувший в когтистых лапах?

Доминик медленно качнула бокал и залпом допила оставшуюся кровь, да, тот летний день она запомнила надолго. Практически навечно.
- Как вам будет угодно, Лотар – она откинула пару верхних листов, недавно разворошенных лордом, и вытащила незапечатанный конверт. Задумчиво сверилась с незавершенным списком и подняла глаза на Главу «Хищников»
- Стоит ли мне поставить подпись или печать, чтобы у почтеннейшего господина не возникло лишних сомнений? – вампирша усмехнулась, слегка склонив голову к плечу и, скорей почувствовав, нежели заметив согласие сородича, поставила размашистую подпись и вновь убрала бумагу в конверт. - А нашего аристократа я приберегу для более серьезных дел – новообращенные обычно чересчур эмоциональны и стремятся разболтать всем о постигшем их счастье. Так что, пусть пересидит свое восхищение, а там посмотрим. - Распорядительница обошла стол и протянула Фий "наживку"
- Желаю тебе удачи, сестра.

0

16

П.С. Оставляю отпись по просьбе София, чтобы не тормозить игру. Данная отпись может быть изменена по возвращении игрока в соответствии с его желаниями.

От лица Главы "Тишины".

Софий ловко поймала брошенный ей перстень и слегка кивнула, соглашаясь со словами Главы "Хищников". Возможно это и правда был тот шанс, которого она так долго ждала, чтобы втереться в ряды смертных незамеченно и совершенно естественно, а значит его никак нельзя было упускать. Жаль, конечно, что лорд Макс не мог поддержать ее легенду непосредственно в момент встречи, но перстня и письма с соответствующей печатью должно хватить за глаза. Приняв из рук Доминик бумаги, Глава "Тишины",чуть кивнула.
- Она мне понадобится...как и всем нам....
=> Предположительно дом лорда Макса....

0

17

Мужчина усмехнулся, наблюдая за уходом Главы «Тишины» и незаметно сплел пальцы рук, изредка проскальзывая ими вдоль обеих ладоней, словно сплетая ощутимую лишь ему одному тонкую паутину. Начало игры было положено, и она обещала быть весьма интересной, надо было лишь расставить еще несколько фигур на нужные позиции и проследить их ход.  Горячая кровь жертвы бурлила в жилах, смешиваясь с одной единственной каплей крови Лорда Макса, сознание заполняли отрывистые и, подчас, спутанные образы, но Глава слишком долго жил на этом свете, чтобы позволь  информации хаотично кружить в нем, словно по команде образы встали на свои места, расфасовываясь по полочкам. Позже он заглянет в этот кладезь, чтобы извлечь нужную ему информацию. Высшие, к сожалению, еще спали, и он не мог потревожить их сон, а потому обязательства клана временно ложились на его плечи, к чему он уже успел привыкнуть за многие столетия бунта, интриг, свержений и убийств.
Иногда жажда крови и мести его сородичей поражала даже его самого, хотя, казалось бы, за столь долгий промежуток времени они должны были не только научиться на собственных ошибках, но и предусмотреть все вытекающие отсюда последствия. Так нет же, надо было устроить резню с другими расами, когда их армия была еще лишь на середине своего восхождения. Впрочем, данные, которыми он располагал,  были не совсем полными, зато результаты просто потрясали – полный разгром их войск, практически гибель всего клана, кто бы мог подумать, что они опустятся до подобного после прежнего величия.
- Доминик, сегодня, насколько я помню, люди празднуют годовщину победы над нашим кланом… - Короткая фраза нарушила установившуюся тишину после ухода София и была….какой-то неожиданно горькой на вкус. Он никому не рассказывал, кого потерял в этот злосчастный день, но запомнил это на всю свою жизнь. И не только он…многие сородичи потеряли в этот день кого-то, кем дорожили, кто был важен для них. Это был день траура для всего клана. Несколько черных прядей холодным шелком скользнули вдоль контура прозрачно-белого лица, словно углем подчеркивая каждую жесткую, заострившуюся, хищную линию.
- Что ты потеряла в этот день? – Вопрос  был задан внезапно и, как говорится, бил наотмашь, но спокойная, даже миролюбивая интонация, с которой он был произнесен, не предполагала обязательного ответа, это, скорее был ненавязчивый интерес со стороны мужчины.

0

18

Тишина беспрепятственно расползалась по комнате, позволяя каждому из присутствующих уйти в себя, в тенета своих мыслей и воспоминаний - Ника бесплотной тенью проводила Фий до порога банка и позволила себе "навестить" сэра Макса.
-Хозяйка!, - свистящий шепот раздался в полумраке камере и обращенный яростно бросился на стенку, стараясь ногтями процарапать стены из монолитного келара - желание столь же глупое, как и болезненное. Спустя всего лишь  мгновение, человек скорчился на полу, содрогаясь от неумолимых волн боли, не переставая при этом ни умолять, ни скулить, как побитая шавка. - Я же готов служить, только позвольте мне сделать это. Всего лишь глоток крови, маленький глоточек. Почему вы отвернулись от меня? - Ника усмехнулась. Нда, идея бросить лорда в застенки была не плоха - человек изведется, выдумывая многочисленные причины "обиды" своих повелителей. А когда придет время, то будет готов исполнить любой приказ.

- Доминик, сегодня, насколько я помню, люди празднуют годовщину победы над нашим кланом… - первый тревожный звоночек, выдернувший ее из приятных и чего греха таить злорадствующих раздумий.
  Что ты потеряла в этот день? - несмотря на то, что вопрос был задан мягким и ни к чему не обязывающим тоном, Ника вздрогнула как от удара. Слишком уж давно в этих стенах не велось разговоров "по душам" - выжившие хоть и держались друг за друга, но и не забывали просчитывать собственную выгоду на несколько ходов вперед. Чтобы не стать пешкой в чьих-то чутких пальцах...
Она некоторое время боролась с искушением взглянуть в лицо Лотара, чтобы понять, какой именно ответ он хочет от нее услышать. Слезную историю о погибшем возлюбленном, многочисленных друзьях и отпрысках? Или столь же скорбное сожаление о безвременно почившим сородичах - слишком гордых, чтобы признавать свои ошибки, слишком самоуверенных, чтобы прятаться и слишком... необходимых теперь. Тонкая игла боли прошила сознание Распорядительницы - на протяжении стольких лет она жалела только об одном...
- Были времена, когда на нас боялись взглянуть и обращались не выпрямляя спин из земного поклона, - Доминик отвернулась от бездонной дыры окна и все-таки встретилась с мужчиной взглядом, - когда по ночам улицы города вымирали и на охоту выходили десятки наших братьев. - нет, голос вампирши не дрожал и предательски не срывался, она просто рассказывала то, о чем думала столько вечеров кряду. Когда громада Арены забывалась тягучим и неровным сном, как смертельно раненный зверь.
- В этот день я потеряла свободу, - тихо проговорила Ника, отгоняя прочь назойливые воспоминания о криках и кипучей жажде мести, которой были наполненные первые годы и даже столетия после поражения ее народа. Это было и будет - неотъемлемая часть ее души и существа, но "победители" должны будут в полной мере попробовать свое же лекарство против порождений зла. Чтобы в их угасающих глазах читалась только боль и ужас, чтобы они лишились даже мизерной надежды на возрождение...
- Когда наступит время, мы сможем пройти дальше них... - Доминик смолкла, прислушиваясь к себе. Нет, это не было спонтанным пророчеством, к счастью, судьба решила пока что не вмешиваться в  темные дела вампиров. Это значило, только одно - если они захотят, то мир вновь ляжет к их ногам, будет это предначертано или нет.

0

19

Лотар спокойно встретил взгляд распорядительницы, в котором, почти незаметно в самой глубине, отражалось то, что и в нем самом, почти в каждом взгляде жителя Арены, неважно кто, когда и чем занимался, неважно насколько они хотели это забыть или наоборот подпитывали этим ощущением свою жажду мести  - они никогда не забудут. Да, долголетие….почти бессмертие имело свои минусы, а вампиры никогда не жаловались на плохую память, некстати пришла мысль, что возможно эта была одна из причин их скоропалительного наступления и последующего же поражения – бренная память, столетия предательства и интриг.
Обивка кресла распрямилась, выпуская тренированное тело из своих объятий, холодная ладонь отстраненно погладила нагревшуюся от камина стену, вырисовывая каждую трещину на ней.
- Да, сможем…. невзирая на потери, на время и силы, что это заберет у нас, об этом думает каждый, все время, каждую секунду, каждый миг… - Огонь трещал и шипел, поедая дерево, черный, точеный силуэт на его фоне казался несколько карикатурным, почти единым с общей громадой стены. – Посмотри, Доминик…..каждый камень этих стен, пропитан кровью наших врагов…ты помнишь? Конечно да….Мы ворвались на Арену в этот же день..когда эти жалкие ничтожества праздновали наше истребление…а у нас был свой праздник, про себя я называю его «возрождением»…..почему не «выживанием»? Что было бы вполне логично… -  В ярких отблесках, которые отбрасывало пламя, почти не было заметно усмешки, лишь ее общий намек.
Миг и  вот уже мужчина медленно склоняется к самому лицу Распорядительницы, опершись ладонями о массивный стол по обе стороны от ее бедер, уха вампирши касается жаркое дыхание, проникая в тело до дрожи ощутимым порывом. Минута и пространство, наконец,  начинает реагировать на его внезапное перемещение – листки бумаги разлетаются в разные стороны от легкого порыва ветра, пламя камина вытягивается и колышется в ярких искрах – реальность просто не успевает ухватить это движение вовремя, как в замедленной съемке отражая лишь его последствия. – Потому что мы все изменились…мы уже не те, что были раньше…теперь мы действительно монстры, как кричал здесь этот человечишка…. Никаких компромиссов, никакой политики - мы просто убиваем. Раньше бы были подпольные игры, удары «из-за спины» или обычные «легкие уколы», но все в пределах правил, установленных кругом совета, а сейчас мир решил преждевременно нас вычеркнуть из списка…. И я предлагаю тебе, Доминик, составить мне приятную компанию….посмотрим на этот мир из-за тех масок, что он придумал, потому  что наши лица – под запретом.  Тебе же уже надоело сидеть здесь….пошли, посмотрим на них…  - Мужчина также медленно отстранился и выпрямился, протягивая холодную ладонь. На плечах распорядительницы уже лежала черная материя плаща, видно Глава ни на миг не сомневался в ее ответе – он уже прочел его в глубине ее глаз, когда вопрос еще не успел прозвучать. В его словах сквозило легкое безумие и какая-то притягательность, словно у мальчишки, предложившего своим друзьям пойти в темный лес поздно ночью без надзора родителей.  – Заодно, подстрахуем София на случай всяких неожиданных поворотов судьбы…

0

20

- Некоторые вещи невозможно забыть, - тихо проговорила Ника, чувствуя, как стены Арены реагируют на прикосновения Лотара - это здание было идеальным прикрытием для вампиров. Оно было столь же жадно до боли, крови и бесконечных страданий жертв, чтобы принять под свои своды кого-нибудь другого. Победившие народы решили оставить Арену, как пугающее напоминание о давно прошедших ужасах войны, как очередное доказательство своей смелости и силы... Вот только никак не вязался этот образ с тем первозданным ужасом, захватившим души людей, когда пирующие захватчики поняли, что стены Арены предали их. Замкнулись как пресловутая мышеловка, не дав и малейшего шанса освободиться от острых когтей .
Доминик только открыла рот, чтобы ответить на вопрос Лотара, как реальность вновь сделала быстрый скачок вперед – вампирша почувствовала только пряный запах крови, тепло от чужого присутствия, надо сказать чересчур близкого и непредсказуемого, потому что из-за спины распорядительницы раздался предупредительный рык. Ни Тико, ни Рею такое стремительное перемещение не пришлось по нутру – оба зверя немигающее уставились на Главу «Хищников» и ненавязчиво пригнулись к полу, готовые в любой миг броситься в атаку. В то время как их хозяйка с трудом отвела взгляд от подставленной мускулистой шеи, и проглотила вставший в горле вскрик. Нда, ты точно засиделась в четырех стенах, милочка, - прошипел внутренний голос. – Расслабилась и совершенно потеряла хватку…
- Мы слишком многое потеряли, чтобы довольствоваться  лишь редкими «подачками»,  не правда ли? А теперь по всем законам кровного родства мы вправе требовать такую виру за погибших, какую захотим. – Ника лукаво усмехнулась и без лишних сомнений вложила ладонь в холодную руку сородича. К черту все, теперь ей самой до смерти хотелось посмотреть на напыщенные лица смертных, мнивших, что расправились со злом раз и навсегда. Хотелось взглянуть в глаза остальных союзников и не быть узнанной – мир и вправду предложил им идеальные маски и роли. Вампиров нет и никогда не было? Отлично! Исчадия ада давно втоптаны в прах и развеяны по ветру? Гениально! Нет, вы не обращайте внимания на мою улыбку – у нас в роду у всех чересчур острые зубы. Наверное, в предках был кто-то из оборотней…
- Посмотрим на что они потратили столько средств из королевской казны. Судя по доходившим до меня слухам зрелище должно быть эпохальным. – проговорила она, напоследок оглядываясь и жестом приказывая псам остаться в кабинете. Сказать, что те были донельзя расстроены таким раскладом, значит сказать ничего, но им оставалось только горестно вздохнуть на запертую дверь, потому что вампиры отправились на "прогулку".

=> Центральная площадь =>Монумент Победы

0


Вы здесь » Арена » Надземная часть » Кабинет директора «банка» / распорядителя игр на Арене